louis vuitton taschen outlet lancel pas cher louboutin outlet uk canada goose udsalg canada goose udsalg sac goyard pas cher moncler outlet Monlcer Outlet parajumpers dame salg Canada Goose Pas Cher louis vuitton pas cher Canada Goose Pas Cher Canada Goose Pas Cher Moncler Outlet goyard replica Ralph Lauren pas cher Canada Goose Outlet polo Ralph Lauren pas cher Moncler Jakker Udsalg moncler pas cher Parajumpers Jakker Udsalg Ralph Lauren pas cher Parajumpers Pas Cher louis vuitton replica Moncler Jas Sale Canada Goose Pas Cher Canada Goose Pas Cher Canada Goose Pas Cher Canada Goose Femme Pas Cher Canada Goose Outlet Louboutin pas cher Canada Goose Pas Cher Canada Goose Pas Cher Canada Goose Pas Cher Canada Goose Pas Cher Canada Goose Pas Cher Canada Goose Pas Cher Canada Goose Pas Cher Canada Goose Pas Cher Canada Goose Pas Cher chloe replica goyard replica Canada Goose Outlet Canada Goose Outlet Canada Goose Outlet
Космическое сознание: Текстовое содержание седьмого диска

Космическое сознание

Текстовое содержание седьмого диска

Развитие осознанность Свидетеля                                                  ДИСК СЕДЬМОЙ

1. Введение

2. Невыразимое

3. ЭКГ свидетельства связи состояний мозга и сатори

4. Как медитация ускоряет вертикальное развитие

5. Развивает ли внутреннего Свидетеля ведение дневника и писательская деятельность?

6. Турийя: четвертое состояние сознания

7. Обзор личного опыта медитации Кена Уилбера

8. Прорывы, спады и застои в процессе пробуждения Кена Уилбера

1. Введение

Sounds True представляет седьмую сессию «Космического сознания» с Кеном Уилбером – «Развитие осознанности Свидетеля».

2. Невыразимое

- А теперь, Кен, я наконец-то задам тебе по-настоящему сложный вопрос. Будда утверждал, что есть четыре неразрешимых вопроса, на которые в принципе нельзя дать ответ. Конечно, это было две с половиной тысячи лет назад, еще до современной науки...  Но я хочу знать, можешь ли ты сейчас ответить на эти неразрешимые вопросы? Отвечает ли на них твоя модель или оставляет их без ответа?

Первый вопрос – является ли мир вечным или конечным? Будда сказал, что нельзя дать ответ на эти четыре вопроса, мол, это будет пустая трата времени. А как ты считаешь, мир вечен или конечен?

- Йоги Берра сказал: «Обходя разложенные грабли – ты теряешь драгоценный опыт!» Невыразимое послужило основой «Доктриной пустоты» Нагарджуны.

- Эти четыре вопроса как раз и относятся к невыразимому?

- Да.

- Ты же знаешь, что это за вопросы? Конечен или бесконечен мир? Тождественна ли душа с телом или это разные вещи? Бессмертен ли познавший истину?

- Я не хочу уклоняться от вопроса, но позволь мне сказать, почему так важно понять одну вещь — на эти вопросы нельзя ответить. Хотя последователь Дзен сказал бы, что вы все равно должны отвечать на них, и, следовательно, нужно сказать хоть что-то. И в этом на самом деле нет противоречия. Я, безусловно, согласен со всем, что говорит буддизм относительно этого аспекта.

Нагарджуна был одним из первых и даже одним из величайших мудрецов-философов, осознавших недвойственность. На Западе фигурой подобного масштаба можно считать Плотина [1], который был одним из первых поистине глубоких недвойственных философов, тем, кто придавал значение как восходящему, так и нисходящему движению. Для Нагарджуны основа – это пустота. Основой, прежде всего, должна служить любая философия или направление, потому что она должна быть свободной от всех проявлений, форм, страданий и боли. Она должна быть настолько фундаментальной, чтобы о ней нельзя было что-либо сказать.

Это всё равно, что сказать, например: «Охарактеризуйте глубокий сон, пока вы находитесь в этом состоянии. Оно выше или ниже, слева или справа, внутри или снаружи?» Ни одно из этих понятий не может служить описанием фундаментальной пустоты или радикальной аморфности. И нельзя сказать, что это «отсутствие всего», ведь это всего лишь идея, концепция в твоем уме. Ты произносишь слова: «Это отсутствие всего». Но они не то, чем является пустота. Ее нельзя выразить с помощью слов! 

Нагарджуна заявлял, что есть два разных типа истины: относительная и абсолютная (предельная, недвойственная). К относительной истине относятся утверждения, вроде «вода содержит водород и кислород». Это можно подтвердить либо опровергнуть, чем и занимается наука. И это нормально. Но есть также предельная истина. И о ней в буквальном смысле нельзя сказать ничего, включая то, что я только что сказал. На этом основывается буддистская доктрина пустоты или мадхьямическая доктрина шуньяты, которую предложил Нагарджуна.

Он зашифровал определение пустоты в следующем высказывании: «Нельзя сказать, что пустота является чем-то или не является чем-то, или является и тем и другим, или ничем из них». Это высказывание основано на невыразимых понятиях, которые восходят к Гаутаме Будде. Толкование Будды Нагарджуной (с которым я согласен) состоит в том, что Гаутама пытался передать эту радикальную, чистую пустоту, которая не может быть охвачена словом «пустота». Это не философия или теория. Это осознание своей истинной сути, постижение того, что океан мокрый, осмысление единства всего или естьности всего. Однако нельзя сказать, что она – единство, потому что «единство» приобретает значение только в противоположность «множеству». И это относится к любому понятию. Нельзя сказать, что пустота – и то и другое, потому что понятие «оба» имеет значение только в противовес понятию «ни один».

Таким образом, любой неизбежно обречен на неудачу, если пытается описать абсолютное или предельное. О нём невозможно сказать совершенно ничего, и невозможно ответить на неразрешимые вопросы, ибо они имеют абсолютную природу. И поскольку все слова имеют дуалистический характер, и все понятия обретают значение только в терминах своих противоположностей, то об абсолютной реальности нельзя сказать буквально ничего – ведь она недвойственна и не имеет никаких противоположностей.

Почему важно оставить попытки построить философию недвойственности? Потому что для этого придётся использовать дуалистические понятия. И многие, когда пытаются построить духовную философию, сталкиваются с проблемами, потому что они наделяют её свойством. Они называют её «паутиной жизни» или «всем, переплетённым в единство». Это всё дуалистические понятия. Они обретают значение только в терминах своих противоположностей. Следовательно, они уже по определению частичны, фрагментированы и дробны. Они не предельны или недвойственны. Поэтому Нагарджуна, как и любой Мастер Дзен, не позволит вам сказать ничего о пустоте.

Цель всего этого состоит в том, чтобы вовлечь человека в состояние радикальной свободы и чистоты, и сделать это вне всяких понятий. Нельзя даже начать применять их. Хотя выразить такое состояние можно очень легко. Солнце встаёт, идёт дождь, дует ветер – вот состояние недвойственности. Но нельзя сказать, что это состояние недвойственности, потому что тогда оно становится дуалистическим.

Это очень тонкий, но важный момент. Он справедлив и в отношении моей собственной работы. Если ты заявляешь о некой философии, которая имеет дело с секторами, уровнями, линиями и всем прочим, то нужно понимать, что всё это имеет дело с относительной истиной, с проявленным миром, о котором мы можем говорить. Но существует также огромная пустота, безграничная неопределенность, которая не может быть обозначена даже этими словами. В этом и состоит позиция мадхьямики. Это и есть то невыразимое, о котором пытался рассказать Гаутама Будда; непосредственное постижение бытия, которое не может быть выражено словами, какими бы возвышенными они ни были. Она как бы напоминает нам, что это «знание» должно быть получено в результате пробуждённой осознанности, а не в виде философии и понятий. Нельзя сказать, что просветлённая душа делает до или после рождения, потому что то, что находится в единстве со всем, не может быть никак концептуализировано. Его можно познать только через сатори, но не через словесное выражение. 

Такое понимание невыразимого означает понимание всей сути. Ответа быть не может. Нет ответов ни на один предельный вопрос. Единственный ответ на такой вопрос  – пробудитесь, испытайте сатори. Не спрашивайте: «А что же вы видите во время сатори?» – этого я не могу сказать, потому что всё, что я говорю, дуалистично! Поэтому в буквальном смысле я не могу ответить. Но вы можете найти ответ сами, если достигнете сатори.

3. ЭКГ свидетельства связи состояний мозга и сатори

- Ты сказал одну очень интересную вещь о сатори – что есть определённые измеримые признаки этого состояния. Я не совсем понимаю, что ты имел в виду.

- Это означает, что, когда смертный человек испытывает осознание бесконечной открытости, это всё равно происходит в его теле, здесь и сейчас. Как человеческие существа мы можем обсуждать косвенные признаки, свидетельствующие об этом состоянии. Например, изменения волн мозговой активности и тому подобное. Их можно измерить! Когда обособленная личность испытывает осознание «мокроты воды», в физическом телоуме происходят определённые процессы, несмотря на то, что состояние сатори само по себе является недвойственным единством. И эти процессы мы можем измерить. Однако при этом волна не может сказать «в предыдущем океане я была тем-то и тем-то». Да не знаю я, где находится предыдущий океан. И мы не можем измерить это.

- Что же собой представляет измерение просветлённого состояния? Какую информацию выдаёт устройство, когда человек погружается в сатори?

- Есть несколько разных подходов к этому. Мы уже говорили о состояниях сознания, которые могут сопровождать эпизоды высшего постижения. Одним из них, например, является постоянное фоновое присутствие Свидетеля во всех трёх состояниях. Кажется, мы уже говорили о некоторых результатах ЭЭГ. Даже в глубоком сне с дельта-волнами люди также генерируют альфа-волны. Это происходит только с теми, кто занимался медитацией на протяжении 20 или более лет. И поскольку альфа-волны соответствуют состоянию бодрствования, а дельта-волны – состоянию сновидения, одновременное присутствие этих волн во время сна подтверждает состояние постоянной осознанности. Медитирующие, испытавшие подобный опыт, подтверждают это. Так что эти данные служат внутренним и внешним доказательством просветлённой осознанности или переживания сатори.

Но всё равно это не означает, что по окончании этого переживания, человек сможет описывать предельное состояние, делая какие-либо ограниченные заявления о нём, пусть даже и стараясь быть точным и максимально компетентным. Проживать и описывать такой опыт – это принципиально разные вещи. В момент описания всеприсущее становится бессмысленным. Это состояние просто невозможно передать словами. Поэтому нужно перестать философствовать о предельном, и вместо этого постичь его напрямую.

- Однажды ты мне показал одно видео. Оно длилось где-то четыре секунды или даже меньше. Загрузка видео заняла около двух секунд, а сам ролик тоже длился  секунды две. К тебе были прикреплены какие-то электроды, с помощью которых что-то измерялось. Это было здорово! Я помню свою реакцию: «Вау! С ума сойти!» Но я никогда по-настоящему не понимала, что измерялось. Не мог бы ты объяснить это?

- Это очень простое ЭЭГ-устройство. Оно измеряло альфа, бета, тета и дельта активность в левом и правом полушариях мозга. Бета-волны характерны для  ясного, бодрствующего сознания. Альфа-волны говорят о расслаблении. Тета-волны соответствуют состоянию сновидения и иногда состоянию творчества. Дельта-волны свидетельствуют о глубоком сне. Я погружался в различные состояния сознания, различные медитативные состояния. Одновременно велось наблюдение за тем, какие волны мозга соответствуют этим состояниям.

Это довольно примитивное устройство, с помощью которого  поистине замечательные и преданные своему делу учёные провели очень простой эксперимент. Так получилось, что я принял в нем участие. Это напоминало создание домашнего видео. Некоторые доморощенные режиссеры целый час рыдают в камеру, рассказывая о рождении своего третьего ребёнка, и вы можете целый час смотреть такое видео. Ну, я и подумал, ладно, можете наблюдать за моим мозгом сколько угодно ?.

На ЭЭГ ленте было обнаружено несколько явлений. Но одно из них привлекло особое внимание. Вначале я погрузился в состояние пониженной активности, разновидность нирвикальпы. В течение пары секунд на ЭЭГ панели были абсолютно все волны: бета, альфа и остальные, и этот рисунок на ЭЭГ ленте шокировал всех. Но примерно через две секунды все они просто обнулились. Выглядело, как будто мозг умер.

Просто я отключил аппарат. Шутка. На самом деле, я погрузился в состояние, при котором прекращается любая мозговая активность. Я захотел сделать это, потому что такая запись стала бы очевидным примером глубокого изменения состояния мозга, которого можно достичь с помощью практики медитации. Согласно большинству учебников, такого просто не может быть. Конечно, в мозге всё равно есть какая-то активность. Мозг – очень сложное устройство, и оно выбирает определённый тип деятельности. Но, несомненно, произошло очень сильное изменение в поведении волн, чего просто невозможно достичь без многолетней медитативной практики.

Я очень люблю ссылаться на этот эксперимент в разговоре с психиатрами, потому что потом они начинают слушать тебя внимательнее. Одно дело, если они просто прочтут пару моих книг, и скажут, что всё это сказки. Но когда показываешь им результаты ЭЭГ, они теряют дар речи. Они говорят, что это просто невозможно.

- Почему считается, что человек не может такого сделать?

- Это равнозначно остановке сердцебиения. Обычно это трудновыполнимо. Хотя Свами Раме[2] это удалось, по крайней мере, именно так это выглядело. Такой йогический контроль над функциями грубого тела обретается после многих лет практики. Ничего удивительного здесь нет, это всего лишь результат определённого типа практики. Но он производит впечатление  – ведь теоретически человек не должен уметь так делать. Внутренним признаком такого состояния является резкий спад мозговой деятельности.

Так что переживание аморфной пустоты можно доказать с помощью органов чувств. Кстати, в  ходе этого эксперимента было замечено ещё одно интересное явление. Сначала, когда я был в состоянии бодрствования, тета-волны отсутствовали. После того как активность моего мозга сошла на нет, первым делом я начал читать мантру. На ЭЭГ панели проявился очень чёткий пик тета-волн, одинаково интенсивный в левом и правом полушариях. Кроме сильного тета-ритма не было видно активности никаких других волн, - ни альфа, ни бета. По сути, то, что мы наблюдали, было характерным признаком, проявлением определенного типа медитативного состояния, определенного типа мантры и визуализации.

Многие медитативные состояния имеют подобные характерные особенности. Какие-то из них сопровождаются альфа- и бета-волнами, другие – тета- или дельта-волнами. Сейчас мы как раз занимаемся картографированием этих состояний. Это не означает, что допустимо свести описание медитативных состояний к простому описанию состояний мозга. Иначе мы тем самым свели бы левый сектор к правому, более высокие явления к более низким. Это не совсем верно. Они обладают разными сутью и свойствами, но соотносятся между собой, подобно тому, как тонкие чакры соотносятся с областями физического тела, но не сводятся к ним. То же самое касается состояний сознания и состояний мозга. 

В общем, можно сказать, что я принял участие в одном из ранних опытов медиков. Подключённый к небольшому ЭЭГ устройству, я входил в разные состояния, после чего выявлялись определённые связи между состояниями сознания и активностью мозга. Это было действительно потрясающе.

- Раз ты можешь делать что-либо подобное на камеру — значит, ты можешь сознательно контролировать состояния психики? Можно так сказать?

- Это означает, что в ходе конкретного типа упражнения я могу воссоздать такую активность мозга почти произвольно. Следовательно, я могу свести мозговые волны к нулю, т.е. значительно снизить их активность, и создать тета-паттерны, дельта-паттерны и так далее. Это все корреляты определённых типов практики, которой я занимался десятилетиями. Практически  любой, кто занимается такой практикой на протяжении долгого времени, сможет сделать то, что делаю я. Практическое наблюдение за медитирующими, занимающимися такой практикой, позволило накопить внушительную базу данных. И все эти эксперименты демонстрируют очень схожие результаты.

- Если забыть на минуту об этой видеозаписи… Как же тебе удаётся делать это? Как ты вызываешь такое состояние? 

- Как я отключаю свой мозг? Это как со  слуховым аппаратом – ты отключаешь его, когда тебе говорят что-то неприятное, а ты не хочешь это слышать. Активность моего мозга сводится к нулю. Я в здравом уме, я улыбаюсь, но в мозгу ничего не происходит.

Один из результатов развития любой йогической способности состоит в том, что, развивая сознательный контроль над ранее бессознательным процессом, ты разотождествляешь себя с ним, разрушаешь ранее бессознательную привязанность или фиксацию. Теперь в моём следующем бардо я, вероятно, окажу немного больше влияния на то, где я воплощусь. Собственно, для этого мы  трансцендируем и включаем эти состояния. Они больше не управляют вами. Теперь ты осознаёшь их, и, следовательно, обладаешь определенной степенью власти и контроля над ними.

4. Как медитация ускоряет вертикальное развитие

- Ты много говоришь о ценности медитации. Ты даже сказал, что медитация может продвинуть человека на два уровня в его развитии. Прежде всего, меня интересует, почему два, а не три? Сколько требуется времени, чтобы пройти эти два уровня? Вообще, такое заявление звучит довольно заманчиво.

- Да, это на самом деле восхитительно. На эту тему было проведено достаточно много исследований. Я упомянул Чарльза «Скипа» Александера[3], который является настоящим гением и пионером в этой области. Я по-прежнему рекомендую изучить его работу. Мы всё ещё находимся на ранней стадии картографирования процесса роста по уровням и пытаемся нанести на карту то, что я бы называл верхним левым и верхним правым сектором. Под верхним левым сектором подразумевается внутренний аспект человека – внутренние состояния психики и состояния сознания. Верхний левый сектор соотносится с верхним правым – внешними, физическими, сенсорно-моторными, материальными аспектами жизни человека.

Таким образом, состояния сознания и состояния мозга находятся в определённых взаимоотношениях. Их нельзя свести друг к другу, и их появление не находятся в жесткой причинно-следственной взаимосвязи. Тем не менее, они все же взаимосвязаны. Они взаимно воздействуют друг на друга. Я думаю, по мере того, как мы будем продолжать совершенствовать карту соотношений внутренних состояний с состояниями мозга, мы получим огромный массив исследовательских данных.

Мы также провели исследования медитации в контексте уровневых концепций. (Именно отсюда растут ноги у моего заявления о способности медитации «продвинуть на два уровня»). Но нужно понимать, что мы ступаем непроторенной тропой, сами исследования еще находятся на начальном этапе. Суть их такова: берём любое число достоверных шкал, измеряющих рост и развитие (мы называем их линиями развития). Можно взять шкалы Джейн Левинджер, Клэра Грейвза, Кольберга и так далее. Затем берем группу людей, занимающихся медитацией, и проводим измерения уровня их развития по этим шкалам до, во время и после эксперимента. Далее смотрим, произошло ли какое-нибудь вертикальное развитие по заданной шкале. Вообще, следует заметить, что у среднестатистического взрослого человека (в возрасте приблизительно 25-55 лет) вообще не происходит никакого вертикального роста. Очень трудно достичь какого-то развития в этот период. Есть исключения, но средний человек не особо развивается в вертикальном плане. Можно проводить с ним психотерапию, устраивать ролевые игры и пр. Очень много всего было испробовано, но никакого существенного вертикального развития не произошло. 

- У меня возник вопрос. А может это происходит потому, что люди воспитывают детей, либо пытаются заработать на жизнь? И то, и другое требует так много времени, что человек успевает заниматься только ими.

- Это оказывает свое влияние, в том числе. Но если взять людей, которые занимаются тем, что ты только что сказала, и они будут медитировать около часа в день, то примерно через 4 года они окажутся выше на две стадии по любой из заданных шкал! Медитация является единственным способом, который на практике доказал свое позитивное влияние на вертикальное развитие человека.

Конечно, это очень обобщённое утверждение. Не с каждым такое происходит. Разные медитации или разные шкалы измерений — разные итоги. Мы изучали результаты многих разных методов – психотерапии, ролевых игр, комплексных образовательных программ, ведения дневника или журнала, и так далее. Обычно самое значительное продвижение согласно любому статистическому анализу составляет половину стадии. Не так уж много, правда? Это не означает, что ничего хорошего вообще не происходит. Очень позитивные вещи могут произойти в контексте горизонтали здоровья. Человек интегрирует все имеющиеся достижения, и это крайне важно. Но он не продвигается вверх. Не происходит никакого вертикального развития. Это крайне редкое явление.

Единственный доказанный на практике способ сделать это — медитация. Нельзя сказать, что другие методы недейственны. Но они пока наглядно не доказали такой способности. Ещё один способ очевидно доказать действенность медитации – это взять несколько людей, которые находятся на определённой стадии развития в отдельной линии развития, например по шкале, разработанной Джейн Левинджер. Так, она обнаружила, что на шестом (т.е. интегральном) уровне согласно нашей семиуровневой шкале находятся лишь около 2% населения. А после четырёх лет медитации этой стадии достигает 38% экспериментальной группы! Это ещё один способ оценить эффективность медитации. Она очень действенна с точки зрения продвижения человека в его вертикальном развитии.

Это не означает, что другие аспекты твоей жизни автоматически станут гармоничными. Это лишь означает, что медитация дает примерно такой эффект. Она также не перепрыгивает через стадии, но ускоряет развитие по ним, что очень важно. Помимо всех прочих эффектов медитации, я считаю одним из самых важных то, что она стимулирует развитие, и это уже доказано. Это очень значимый факт, особенно если вспомнить, о чём мы говорили ранее, - конечная цель состоит в том, чтобы помочь людям перейти от эгоцентрической и этноцентрической к мироцентрической стадии осознанности. Тогда практика медитации должна стать моральным долгом для всех людей, ведь это единственный метод, который продемонстрировал их реальное продвижение к более высоким моральным стадиям. И речь здесь идет не о вере, а о конкретном, доказанном результате. Поэтому она очень важна.

- Час в день на протяжении четырёх лет. Зачем мне заниматься медитацией на пятый, шестой, седьмой, восьмой год?

- Я тоже об этом думал. Мне кажется, мы должны медитировать только четыре года за всю жизнь и затем начинать новый цикл!

 - Это довольно трудный процесс. Он требует много времени и усилий.

- Совершенно верно! И если бы не было никаких результатов, я бы остановился после четырёх лет. Это как вытирание пыли — её слой не становится толще после четырёх лет. Было бы неплохо продвинуться по шкале вверх, затем пройти через бардо, вернуться на землю, с превеликим рвением и усердием помедитировать ещё четыре года и попасть в Ривьеру. Мы не знаем, что ещё делает медитация. Наше исследование – это всего лишь предварительный обзор. Мы проведем дополнительные исследования и, скорее всего, будем искать и другие методы – кроме медитации будут открыты новые способы, способствующие вертикальному развитию. Я уверен, они существуют. Хотя очень много методик уже было протестировано!

- Что бы ты отнёс к таким новым способам?

- Всё, что касается, применения майнд-машин (устройств для свето-звуковой тренировки мозга). Не знаю, было ли проведено должное изучение психоделиков, вводящих в измененные состояния сознания. Возможно, они как-то и влияют на развитие. Хотя мне кажется, что нет. Но это вопрос, требующий практической проверки. С помощью применения майнд-машин происходит лёгкое погружение людей в тета- и дельта-состояния. Естественно, это даёт результат. Жесткость самоидентификации человека ослабляется, потому что он погружается в состояние осознанности, к которому у него обычно нет доступа. Это автоматически расширяет его сознание. Привязанность к привычному образу себя ослабляется, на какой бы стадии он ни находился. 

Так что, думаю, майнд-машины мы будем исследовать в первую очередь. Мы должны научиться получать устойчивый доступ к новым состояниям сознания,  научиться нести эту осознанность в повседневной жизни. И если майнд-машины не смогут нам в этом помочь, тогда, наверное, это «не наш метод». Одна из причин, по которой медитация приносит результаты, состоит в том, что ты сам должен научиться ей. По сути, это своего рода внутренняя мышца, которую нужно научиться тренировать. И как только тебе это удастся, ты будешь знать, как ускорить своё развитие. За тебя этого никто не сделает: ни наркотики, ни терапия, ни психоанализ. Ты должен сделать это сам. И тогда всё получается, и результат остаётся с тобой. Но мне кажется, что мы найдем и другие методы, которые также помогут в этом процессе. Это будет очень интересно. 

- Итак, у нас есть наглядные свидетельства результатов медитации на протяжении четырёх лет. Ты мог бы предположить, какие результаты может дать эта практика после 20 лет? Чего, по-твоему, можно достичь?

- Думаю, существует вероятность достижения эквивалента просветления в этой жизни на некоторых важных линиях развития, включая когнитивную линию, линию развития «я» и линию морального развития. Возьмём всё ту же простую модель семи стадий. Если начать на стадии 4 и  непрерывно медитировать на протяжении 20 или более лет, в результате можно достичь стадии 7 (которая не является наивысшей стадией всех времён, - это наивысшая стадия для данной эпохи). И это было бы эквивалентом постоянной, непреходящей, недвойственной осознанности.

Можно иметь глубокие и продолжительные состояния недвойственной осознанности в процессе развития линии. Но постоянный доступ к ним можно получить,  только если осознанно и последовательно продвигаться по стадиям. Я допускаю, что это скорее произойдет при взаимодействии всех факторов. Все аспекты во всех секторах должны сойтись воедино. Очень трудно медитировать, например, если голодаешь, или если ты на войне, или под пытками. То есть данный процесс предусматривает гармонию всех секторов, всех уровней, всех линий, всех состояний, всех типов. Их нужно организовать так, чтобы все они благоприятствовали развитию. Одних личных сверхусилий недостаточно. Но когда все факторы становятся на свои места –обладание совершенным человеческим телом, наличие благоприятствующих обстоятельств и т.д., – вероятность того, что 25 лет медитации поднимут тебя прямо на вершину какой угодно линии, гораздо выше.

- Давай вернёмся к механизму действия медитации. Не мог бы ты объяснить это?

- Да, конечно.

- Предположим, я сижу на подушке, слежу за своим дыханием или занимаюсь другой подобной практикой. Каким образом занятие этим один час в день может продвинуть меня по стадиям развития?

- Наблюдая что-либо в себе, ты тем самым очищаешь себя как Свидетеля. Иными словами, когда смотришь на что-то как на объект, ты уже не отождествлен с этим чем-то. Каждый раз, когда свидетельствуешь что-то возникающее — ты занимаешь позицию трансцендентального «Я», позицию Наблюдателя, позицию безграничного, пустого, зеркального разума. Ты занимаешь позицию всеобъемлющей безграничности, в которой возникает всё  сущее.

Помнишь, мы говорили о трёх компонентах. Первый – это внешний мир проявленных форм, или земля. Второй – аморфные небеса. И третий – союз пустоты и формы, или небес и земли. Медитация усиливает небеса. Она усиливает Свидетеля, пустоту, способность сознавать всё сущее и происходящее.

В повседневной жизни мы в основном не находимся в позиции Свидетеля. Мы не являемся этим светящимся, пустым, лишённым всяких качеств, зеркальным умом или безграничностью. Мы отождествлены с каким-то предметом: с телом, умом, мыслью, идеей, желанием, которые фактически являются не более чем объектом, возникающем в нашем сознании. В повседневной жизни мы обычно  отождествляем себя не с безграничностью осознания, а с неким маленьким объектом. Этот маленький объект может чувствовать голод, желание, злость и так далее. Т.е. я отождествляю себя с этим замкнутым на самом себе клубком чувств и мыслей, и я смотрю на мир сквозь него. Если я сяду и вместо этого посмотрю на этот маленький объект, я больше не отождествляюсь  с ним. Если я смотрю на Кена Уилбера, я больше не Кен Уилбер. Кен Уилбер становится объектом, который осознаётся этим чистым «Я». И чем больше я смогу смотреть на Кена Уилбера, тем меньше я являюсь Кеном Уилбером, и тем больше я являюсь этим чистым «Я», своим первоначальным лицом, которое у меня было до рождения вселенной.

Медитация – это тренировка осознания своего первоначального лица. Это развитие в себе  Видящего, Чувствующего, Знающего, т.е. чистой пустоты, в которой возникают все объекты. Таким образом, каждый раз, когда ты медитируешь, ты усиливаешь эту сторону. Ты берёшь немного денег из банка сансары и вкладываешь их в банк нирваны. И когда в банке нирваны будет  миллион долларов, ты достигаешь сатори, и это очень здорово.

5. Развивает ли внутреннего Свидетеля ведение дневника и писательская деятельность?

- Что ты думаешь насчёт техники ведения дневника, используя которую, человек смотрит на свою жизнь с позиции Свидетеля? Это помогает?

- Всё, что способствует состоянию свидетельствования, помогает трансцендировать, - в здоровом, позитивном смысле. Напоминаю, что мы не вкладываем в понятие «трансцендентность» смысл отрицания земли или отрицания тела. Мы говорим о свидетельствовании тела, а не о его подавлении. Это совершенно разные явления. Мы не отделяемся от тела, а спокойно свидетельствуем его. Свидетеля можно было бы назвать чувствующим, но загвоздка в том, что на уровне чувств Свидетель совершенно беспристрастен. Отсутствуют любые предпочтения. Это безграничное спокойствие позволяет свидетельствовать всё сущее и происходящее беспристрастно и спокойно. И тогда всё просто возникает в этой пространственности, которой ты, по сути, являешься.

Роберт Киган, эксперт в психологии развития из Гарварда, дал определение развитию и медитации. Оно звучит весьма формально, но очень точно отражает суть данных понятий. Киган сказал, что в процессе развития субъект одной стадии становится объектом субъекта следующей стадии. Возьмём для примера нашу семиуровневую шкалу. Предположим, я нахожусь на стадии 3. Это конформистская, мифическая, конвенциональная стадия развития, и это означает, что мой субъект идентифицирует себя с уровнем 3. Я не могу видеть уровень 3. Я являюсь этим уровнем. Это то, из чего сделан мой субъект. Это то, чем является Кен Уилбер. Структура Кена Уилбера соответствует уровню 3. Таким образом, Кен Уилбер и есть уровень 3, и он смотрит на мир сквозь глаза третьего уровня. А это фактически означает, что мой Наблюдатель отождествлен с уровнем 3. Я действительно думаю, что я им являюсь.

Как только появляется уровень 4, происходит следующее: я начинаю разотождествляться с уровнем 3 и отождествлять себя с уровнем 4. Моё ограниченное, малое «я» отождествляет себя с уровнем 4. Теперь я сознаю уровень 3 в качестве объекта. Иными словами, я больше не отождествляю себя с ним и поэтому могу сознавать его, видеть его, знать его, и смотреть на него. Т.е. я превратил уровень 3 в объект. Это больше не то, чем я являюсь — это то, на что я могу смотреть. Я могу свидетельствовать его. Теперь мой Свидетель освободился от отождествления с уровнем 1, уровнем 2 и уровнем 3 и идентифицировался с уровнем 4. Я не вижу уровень 4, потому что это то, чем я являюсь теперь. Я слился с ним. Это мой субъект. Но я могу видеть уровни ниже, все они являются объектами. По мере продвижения вверх, этот субъект станет объектом субъекта следующей стадии.

Когда все стадии становятся объектом, ты превращаешься в чистый субъект, становясь чистым, трансцендентальным «Я» на уровне 7. Это полная, конечная реализация состояния турийи. Ты постигаешь непреходящего Свидетеля, который не обладает абсолютно никакими качествами. Это безграничная пустота, в которой непрестанно возникает весь мир. Ты пребываешь в этом Наблюдателе и уже ошибочно не отождествляешь себя с каким-то маленьким объектом, называемым Кеном, Тимом или Джорджем. Это реализация непреходящего, бесконечного «Я». Оно не может стать объектом, потому что это предельный, конечный Свидетель.

 6. Турийя: четвертое состояние сознания

- Ты используешь слово «турийя». Что оно означает?

- Т-у-р-и-й-я. Во многих традициях, например, в Веданте, тремя естественными состояниями осознанности являются бодрствование, сновидение и глубокий сон. Но все эти традиции также утверждают, что существует еще как минимум одно, а может даже и два очень важных состояния. Термин «турийя» означает «четвёртый», т.е. четвёртое состояние. Оно является Свидетелем тех трёх состояний. Таким образом, это чистое трансцендентальное «Я», которое сознаёт состояние бодрствования, сновидения и глубокого сна. Это твое изначальное лицо. Турийя является Свидетелем, чистым трансцендентальным «Я». Это чистая пустота, лишённая каких-либо качеств. Именно эта пустота становится единой с формой в недвойственном состоянии, которое для многих традиций является пятым состоянием, и называется оно «турийя-тита». Таким образом, есть четыре или пять состояний…

- Тита?

- Да, турийя-тита, пятое состояние сознания…но мы обычно говорим о трёх основных состояниях – грубом, тонком и каузальном. А у каузального состояния есть как бы «дополнительные режимы». Иногда это турийя, а иногда турийя-тита. Система немного запутанная, но важно помнить, что три состояния являются основными, а турийя – это непреходящий Свидетель. 

В каждом из трех основных состояний турийя освобождает «Я» от идентификаций. Свидетель разотождествляется со всеми возможными объектами. Это – конечное осознание, предельное освобождение от боли, вызванной отождествлением со стеснёнными, обособленными, маленькими «я».

- Это напоминает мне то, о чём ты говорил ранее – по мере развития происходит уменьшение страха.

Совершенно верно! Именно это и происходит. Клэр Грейвз (один из исследователей этой темы) обнаружил значительное уменьшение страха в процессе развития человека. Я убежден, что именно в турийе кроется разгадка этого феномена. В своем развитии человек доходит до такого момента, когда он настолько разотождествляется, что страдание исчезает. При этом он не диссоциирует, не вытесняет какие-то стороны себя в бессознательное. Если в теле возникает желание, он занимается сексом. То есть наша осознанность не пуританская, не отвергающая Гею и жизнь, потому что это патология. Это не турийя. Это не свидетельствование. Данное свидетельствующее состояние само по себе отлично сочетается со всем сущим и происходящим. Но оно больше не отождествляется исключительно с ними. Вследствие этого боль, страх и привязанность уменьшаются в той самой мере, в какой ты свободен от отождествления с объектами. Вот что, на мой взгляд, происходит.

В дзен-буддизме есть очень глубинная техника – коаны[4], способствующая т.н. «сбрасыванию» привычного телоума. Это фразы, которыми учил Доген, когда достиг просветления. Они ему были переданы. Происходит примерно следующее. Ты сидишь и думаешь, что являешься телом и умом. Вот Кен Уилбер. Он смотрит на мир. Но в то же время что-то осознаёт Кена Уилбера. Прямо сейчас я осознаю Кена. Или если я Мэри Джейн, я осознаю Мэри Джейн. так кто же этот «я», которое сознаёт Мэри Джейн? Оно не Мэри Джейн. Это – большое «Я», чистый Свидетель, безграничное, нерождённое сознание, собственно дух, который осознаёт Мэри Джейн. Как только Мэри Джейн поймет, что это и есть её истинное «Я», она не будет сильно беспокоиться о том, что будет с Мэри Джейн, потому что это всего лишь ещё один объект из иллюзии. Это не то, чем она является. Это не то, чем я являюсь, когда нахожусь в состоянии чистой осознанности.

Страх сокращается пропорционально степени осознанности. Хотя это не значит, что он исчезнет насовсем. Тело может ощущать боль и страх. Это обычное дело. Но они тебя не беспокоят, потому что телоум – не то, чем ты являешься на самом деле.

7. Обзор личного опыта медитации Кена Уилбера

- Слушай, а мог бы ты рассказать нам свою историю, историю Космического рассказчика[5]  о своём собственном медитативном развитии? Когда ты впервые начал медитировать? Какие техники ты применял?

- Да, конечно. Как и многие другие дети 60-х я перепробовал уйму разных  развивающих техник и медитативных практик, что почти невозможно сказать, какие из них больше повлияли на формирование именно того человека, которого ты видишь сейчас перед собой. Я не хочу слишком выделять какие-то отдельные традиции. Но, безусловно, я могу рассказать о нескольких самых ярких моментах, которые, как мне кажется, были наиболее важными в моём развитии.

Одним из них была непрерывная психотерапия, очень схожая с гештальт-терапией. Я интенсивно практиковал гештальт-терапию Фрица Перлза. Моим первым наставником в этой области был Боб Янг. Он учился у Франца Александера, который в свою очередь учился у Фрейда. Франц Александер был родоначальником психосоматической медицины в США и он достаточно хорошо известен. И когда он встретил Фрица Перлза, это была в некотором смысле линия преемственности и передачи знаний, которое получил также и я. Гештальт очень эффективная техника, позволяющая брать на себя ответственность за свои собственные состояния. И я всегда высоко ценил Фрица Перлза за его работу, хотя мне есть с чем сравнивать –  я практиковал буквально десятки других типов терапии. Я интенсивно занимался юнгианской терапией, уделял много внимания проработке собственного психоаналитического материала – убежден в важности этого занятия. Ну, и сам немного практиковал как психоаналитик.

Примерно в то же время я начал уделять особое внимание дзен-медитации. Я начал с сидячей медитации, которая называется шикантаза. Это самый распространённый тип медитации дзен направления сото. Эта практика во всем мире считается базовой медитативной практикой свидетельствования, наблюдения того, что возникает каждое мгновение. Я постоянно практикую, начиная с двадцати лет.

Мой первый прорыв в дзадзен пришёл благодаря замечательному человеку по имени Катагири Роши. Катагири работал в дзен-центре в Сан-Франциско, где считался главным преемником Судзуки Роши, который был для всех настоящим примером. Книга «Ум Дзен – ум начинающего» по-прежнему одно из самых блестящих описаний непреходящей, недвойственной осознанности. Катагири был самим воплощением этого, да и просто прекрасным человеком. Я тогда жил в Небраске – работал официантом в ресторане «Рэд Рустер» – жарил курицу и мыл посуду. Пока я там работал, я писал книги, практиковал медитацию, занимался психотерапией и всем, что только можно представить. И тот прорыв, что тогда случился со мной, я считаю очень важным пробуждением. Он помог мне глубоко осознать, что непреходящее состояние, которое может быть постигнуто в сатори или нечто подобном, действительно существует.

В дополнение ко всем тем практикам, которыми я занимался, я начал интересную переписку с 4-5 дзен-мастерами. Это было в начале 70-х. Медитация была тогда не особо популярна,  и было очень трудно найти центры медитации. В США хороших дзен-мастеров можно было пересчитать по пальцам обеих рук. И я затеял переписку с каждым из них, включая Мезуми Роши из Лос-Анджелеса, Эдо Роши из Нью-Йорка, который прислал мне коан "Му"[6] по почте. Уверен, если поискать, можно найти  комментарии или что-то подобное. С Судзуки Роши я тоже вел переписку.

37:28 - Что ты делал с тем коаном?

- Я пытался решить его около двух с половиной лет.

- И каким же был ответ?

- Он пришел в ходе последовавшей практики, а точнее некоего сочетания практик. И я занимался в основном в одиночестве (хотя мы образовали маленькую группу для практики медитации в городе Линкольне, штат Небраска). При этом я интенсивно работал над своими книгами, одновременно продолжая психотерапию.

В это время я также много работал над развитием чувственного осознания по Шарлотте Селвер, которая фактически изобрела данный метод. Она была близкой подругой Джерри Гилберт, которая состояла в местной группе медитирующих, собравшейся вокруг в своем роде наставника – Боба Янга. Нас было около пяти человек. А Катагири заезжал к нам изредка, как старые проповедники раньше приезжали в отдалённые места каждые три месяца, чтобы провести обряды венчания. Он приходил, садился и начинал практику. Мы часто проводили время на маленькой ферме Джерри и её мужа Нила Гилберта. Это было здорово. Я любил то время, и тогда вместе с развитием чувственного осознания усилились мои способности к медитативной осознанности. Пожалуй, можно считать это комбинацией восходящего и нисходящего развития. Этот комплекс дополнялся психотерапией, призванной как-то организовать разброд и метания, в которые Кен Уилбер был тогда погружен.

Почти наверняка можно утверждать, что именно внутренние противоречия, вызванные одновременным занятием всеми этими практиками, и послужили одной из причин моего стремления всё это интегрировать. Я знал, что все практики правильны. Каждый из подходов содержит в себе что-то важное. И вместе с тем все они зачастую противоречат друг другу. Поэтому моя задача состояла в том, чтобы создать какой-то гармоничный, согласованный подход, который смог бы воздать должное всем истинам, которые эти подходы  воплощают в себе.

У меня не было большого опыта с психоделиками, поэтому я почти ничего не могу сказать о них. Честно – я просто не принимал их. Поэтому они никак не повлияли на мое развитие и на то, кем я сейчас являюсь.    Так что мне сложно утверждать что-либо на этот счёт. Но большинство моих друзей экспериментировали с этим, так или иначе.

Я много изучал Веданту, исследовал даосизм, интенсивно занимался тай-цзи- цюань. Я интенсивно занимаюсь хатха-йогой на протяжении вот уже 15 лет. Ну, и я все больше стал интересоваться тибетским буддизмом из-за его близости с дзен-буддизмом. Кажется, кто-то сказал, что дзен-буддизм – это центр буддизма, а тибетский буддизм является предельным буддизмом. Так оно и есть. Дзен направлен прямо в сердце – состояние сатори. Нет сатори – нет буддизма. Тибетский же буддизм, Ваджраяна, представляет собой целый набор практик и методик. Он включает все аспекты до единого, все техники. К нему относятся грубые, тонкие, каузальные практики. Поэтому я всё больше и больше погружался в его изучение, потому что очень хотелось узнать суть всего этого. Оказалось, что тибетский буддизм чрезвычайно совершенная и глубокая система, я практиковал ее на протяжении последующих 15 лет в дополнение к основной медитативной практике.

В итоге у меня было около полдюжины учителей Дзен, и полдюжины учителей в Ваджраяне, оказавших серьезное влияние на мое развитие. Огромное влияние на меня оказали Чогьям Трунгпа Ринпоче, Калу Ринпоче. Моим основным дзогчен- учителем был Чога Току, последователь направления Ньингма. И, конечно, я отношу к своим учителям и нынешнего главу школы Ньингма Пенора Ринпоче.

Это может показаться странным, но я по-прежнему не отношу себя к последователям Буддизма. Хотя я и считаю своими главными учителями буддистов, я основательно изучал и практиковал созерцательное христианство, различные виды суфизма и, безусловно, западные традиции. Те виды медитации, которыми я занимался, оказались похожими в различных традициях. Они действительно имеют очень большую схожесть. Поэтому я никогда не чувствовал, что я являюсь именно буддистом. Я верю, что есть некий созерцательный путь. И в этом отношении буддизм максимально глубок. Хотя существует много других по-настоящему глубоких традиций, которые мне посчастливилось изучить.

- Когда же ты в первый раз достиг сатори? И что это было за переживание?

- Знаешь, отвечая на этот вопрос, неизбежно сталкиваешься с трудностями. Давай я сначала вкратце объясню, почему, а потом всё же попробую ответить.

- Да, говорят, это довольно сложный вопрос. Но всё же.

- Я не пытаюсь уйти от ответа, когда говорю, что такой вопрос не имеет смысла. Но поскольку я понимаю, что ты имеешь в виду, задавая его, я отвечу. Но позволь мне сначала сказать, почему это так затруднительно. 

Мы всё время использовали термин сатори и будем продолжать говорить о переживании сатори или достижении просветления. Парадоксальность данного состояния заключается в том, что оно является глубинным переживанием, но нельзя сказать, что его кто-то переживает. В нём нет никакого отдельного «я». Возьмите любые слова — ни одно из них не может описать данное явление, как мы уже говорили ранее. Никакие слова не могут передать это, потому что они изначально имеют дуальную природу и, соответственно, не подходят для  определения этого состояния. Но я всё-таки попытаюсь это сделать.

Есть безграничная осознанность. Каждое мгновение в ней всё возникает, но там нет тебя. Ты не находишься по эту сторону своего лица и не наблюдаешь за всем изнутри. Просто всё непрерывно возникает. И если ты и представляешь собой нечто, то тогда становишься вообще всем. Ты также осознаёшь, где находится Кен Уилбер, где находится стол и так далее. Но осознание всего этого не принадлежит Кену Уилберу. Кен Уилбер – лишь часть того, что возникает. То есть вовсе не Кен осознаёт это. У Кена Уилбера никогда не бывает такого осознания. Оно просто существует, а Кен Уилбер просто возникает в нем, облака возникают, тело возникает, стол возникает. Поэтому, сказать, «я, Кен Уилбер, переживал такой опыт», было бы просто странно и неправильно. Но если ты скажешь, что у тебя никогда не было такого переживания, люди назовут тебя тупицей. Получается, что ни один из этих ответов не подходит. Но, тем не менее, примерно таким было моё первое по-настоящему глубокое переживание.

 «Кеншо» означает маленькое сатори. Это своего рода прорыв, и у меня были подобные переживания. Я уверен, многие люди испытывают их в детстве, потому что даже в раннем детстве всем доступны состояния бодрствования, сновидения и глубокого сна. У меня был целый ряд таких переживаний.

Мой первый опыт состояния, которое можно смело отнести к разряду кеншо, произошёл в присутствии Катагири Роши в одном из ретритов[7] в Небраске, когда мне было чуть больше двадцати лет. Это был очень важный опыт. Я пребывал в состоянии свидетельствования около трёх дней, и это было очень сильное переживание. В определённом смысле я «выпал» из привычного телоума, и ощутил чистую, свидетельствующую осознанность. Катагири знал об этом. Он знал, что это довольно высокое состояние, но всё же его нельзя назвать недвойственным. В какой-то момент он одновременно очень спокойно и очень ясно сказал: «Свидетель – это конечная остановка эго».  И в этот момент что-то щёлкнуло внутри меня. Это было истинное, недвойственное состояние кеншо. Не постоянное осознание, а временное состояние, в котором я находился часа два. Но память, осознание его остаётся с тобой навсегда, вот что интересно.

Некоторым сложно понять это. Но есть очень хорошая аналогия этому, которую использовал один великий философ Веданты. Представь, что тебя помещают в тёмную комнату, а в углу этой комнаты змея. Ты знаешь, что в комнате змея, и живешь в этом страхе почти всю жизнь. Но однажды кто-то приходит в комнату и зажигает свет. Ты смотришь в угол и видишь, что это на самом деле не змея, а просто закрученная верёвка. После этого свет снова гаснет. Ты больше не видишь верёвку. Т.е. это было временное состояние. Но ты больше никогда не будешь бояться. Эта память, это живое осознание истины остаётся с тобой навсегда.

Вот что собой представляет кеншо. Сначала ты как бы прозреваешь и видишь в истинном свете те вещи, которых раньше очень боялся. И после такого осознания они больше тебя не пугают. Теперь тебя  просто нельзя перехитрить ещё раз, потому что ты знаешь, что эта реальность – всего лишь сон. Ты рассеял иллюзию, будто в углу страшная, опасная змея. И это осознание, это пробуждение к пустоте и ясности всего, что непрестанно возникает, является первым кеншо. Это было очень важно, потому что, несмотря на то, что это осознание уже не такое яркое, я уже больше никогда не буду бояться той змеи.

Такие типы переживаний происходят довольно часто по мере накопления опыта медитации. По сути, ты усиливаешь свою способность к свидетельствованию, а при определенных обстоятельствах – способность к недвойственной, непреходящей осознанности. Эта способность начала проявляться и в состоянии сновидения – я начал видеть осознанные сны. Как я уже сказал, в это время я занимался целым рядом практик.

Наверное, наиболее глубокий опыт я пережил, когда писал книгу «Секс, экология и духовность». И я уверен, что большая часть книги в известной мере появилась на свет как ответ на это состояние. Где-то на протяжении 11 дней я находился в постоянной, круглосуточной осознанности, свидетельствующей, или недвойственной. Когда мое тело засыпало, происходило следующее. Я видел, что появляется состояние сновидения. Я сознавал это. Появлялось состояние глубокого аморфного сна, и при этом присутствовала скрытая осознанность. Не Кен сознаёт это состояние. Кен Уилбер исчезает где-то между бодрствованием и сновидением. Но есть  непреходящее, неявное наблюдение или осознанность, которой ты на самом деле являешься. Это исходная реальность.

Это можно описать как процесс перехода от личности к чистой я-естьности или чистому «Я», в котором и возникают различные состояния. Не единственным, но одним из способов перейти к нему является пребывание в осознанности 24 часа в сутки. Ты наблюдаешь, как все эти состояния приходят и уходят, и осознаёшь, что что-то внутри тебя остается неподвижным, постоянным, и в нём ничего не происходит. Это абсолютная, бесформенная основа, из которой возникает всё сущее.

Это были очень, мягко говоря, интересные 11 дней. С тех пор происходило как углубление, так и потеря этого состояния. Иногда бывают очень яркие вспышки, а иногда нет. Но сама осознанность помнит о змее и верёвке. Это осознание никогда тебя не покинет.

- Поправь меня, если я ошибаюсь, но любопытно то, что по твоим словам твоё собственное осознание не является постоянным, т.е. оно не длится 24 часа в день, 7 дней в неделю.

- Оно продолжалось 11 дней.

- Да. Но я имею в виду, что оно не является непрерывным. Я говорила с некоторыми учителями, которые утверждали, что достигли абсолютного просветления, что они достигли завершающей стадии просветления. Я немного сомневаюсь в этом. Что ты думаешь на этот счёт?

- Очень сложно интерпретировать такие заявления. Потому просветление во многом связано с тем, что мы говорили о змее и верёвке. Определённые типы этих переживаний несут незабываемое, непреходящее понимание. И оно остаётся с тобой навсегда. Оно постоянно, оно просто есть. Так что нужно здесь нужна осторожность, особенно при переживании глубокого недвойственного опыта в процессе сахаджа-йоги или постижения Одного Вкуса. Он очень глубинный, и всегда наделяет человека незабываемым пониманием, что нет никакой змеи. И такой опыт немного отличается от круглосуточного нахождения в потоке постоянного сознания. И если честно, единственный способ выяснить правду –  подключить таких людей к ЭЭГ устройству и посмотреть деятельность их мозга.

- Ты знаешь кого-нибудь, кто, по твоему мнению, пребывает в постоянном, недвойственном потоке 24 часа в день, 7 дней в неделю?

- Нет.

- Спасибо.

- Есть люди, которые приблизились к этому в той или иной степени. У некоторых есть больше доступа к этому состоянию. Одни имеют глубокие, недвойственные переживания сатори. Другие испытывают ровные, стабильные недвойственные переживания. Есть и такие, чьи недвойственные переживания похожи на глубокое погружение, а не на ровно-поверхностное скольжение. Они как бы пропитали этим свою жизнь, свою личность, так что многие их линии развития достигают недвойственной реализации. А есть те, кто находится в глубоких недвойственных состояниях, но при этом они совсем не растут в терминах нашей системы. В определенном смысле, иногда они реально туповаты. Особого развития по некоторым линиям не происходит. Но это не мешает им всё равно переживать глубокое осознание «Одного Вкуса».

Это очень тонкий вопрос, потому что как только достигаешь осознания, уже нельзя принести лом в свою осознанность и выломать им всю ерунду. Потому что когда ты един со всем сущим, в ней нет места, куда можно вставить этот лом.  Нужно быть очень аккуратным, когда разговариваешь на подобные темы с такими людьми (многие из них мои хорошие друзья). Очень трудно поместить себя вне себя, ведь никакого «вне» быть уже не может.

Сейчас мы пытаемся, в том числе, организовать встречу людей, которые пережили подобные состояния, и просто столкнуть их друг с другом. И в какой-то момент все нестыковки начинают вылезать. Ведь не могут же они быть единственными просветлёнными людьми на планете. Просто закрыть их в одной комнате на пару часов и ждать, что получится.

Мне кажется, что в моём случае (а я не заявляю о своём полном просветлении) за эти 11 дней я получил настолько полное осознание, насколько оно было возможно. Но я думаю, что это должен быть непрерывно продолжающийся процесс. Это моё личное мнение. В моём случае он таковым не был, хотя я проник в саму его физиологию. Были моменты, когда я оставался осознанным 24 часа в день во время бодрствования, сновидения и глубокого сна, и время, когда такого не происходило. Но я никогда не забываю это состояние. Я имею в виду, что это непреходящее состояние уже всегда со мной, но сам этот поток не всегда постоянный. И мне кажется, кое-кто путает эти два понятия. Скорее всего, они осознают этот поток, но я не думаю, что он постоянный и нескончаемый.

8. Прорывы, спады и застои в процессе пробуждения Кена Уилбера  

- Прежде чем мы закончим с твоей историей, скажи: если бы тебе пришлось нарисовать диаграмму своего развития, отображая все прорывы, спады и застои, как бы она выглядела? Например, 5 лет застоя, затем прорыв и т.д. 

- Так. Эта диаграмма может быть нисходящей?

- Да, конечно. А что, такое было?

- Нет!

- Ты медитировал всё время последние 30 лет?

- Последние 30 жизней. Ты забыла — в одной из прошлых жизней я же держал лучшую кулинарию в Риме То есть, я хотел сказать, я работал на фондовой бирже…

- Не уверена, что это тебе на пользу, Кен.

- Давай вернёмся назад в 1939 год, во времена Великой депрессии. Я опишу сначала позитивные периоды своего развития, а затем также расскажу о негативных. Они как бы переплетаются. Есть разные линии развития. Иногда человек хорошо развивается по одним и не очень успешно по другим. В моём случае спады  развития связаны с проблемами со здоровьем. Например, в 1984 в Неваде у меня были проблемы с ферментами. Это называется дисфункцией РНКазы L. На самом деле, очень интересно наблюдать, что при сильном физическом стрессе происходит с потоками. И если ты справляешься с ними, если тебе везёт (я подчёркиваю момент везения), то можно серьезно ускорить своё развитие. А если нет, тогда придётся очень туго.

Но сначала я опишу свой позитивный опыт, а потом расскажу о некоторых трудностях. Я считаю, что моё развитие приблизительно до 17-18 лет было совершенно обычным. Оно было нормальным и относительно здоровым. Я был единственным ребёнком в семье. Отец служил в военно-воздушных силах, он был физически очень развит. Мои родители замечательные люди – умные, приятные, забавные, и вообще они были очень вежливыми и общительными людьми. Поэтому я всегда считал, что мне с ними повезло. К тому же я получил замечательное образование.

Однако, когда мне было лет 17-18, мы отдалились друг от друга, потому что мои родители были очень консервативными. Мама была баптисткой с юга США, а папа служил в ВВС. Теперь представьте: 60-е годы, идет Вьетнамская война. Я читаю Кришнамурти. Все мои друзья принимают наркотики. Я пью водку по утрам просто ради веселья, чтобы увидеть, каково мне будет. В общем, крайне интересная юность. Я прошёл сквозь невероятно ускоренный этап развития, и это было позитивной частью. Я думаю, что у меня было много всего хорошего в детстве, как у любого, кому повезло иметь такое воспитание, какое было у меня. В детстве у меня не было ярких сатори или чего-то такого.

Но когда мне было 17, 18, 19 лет, я прошёл через ряд кризисов, довольно серьезных. Я поступил в Университет Дьюка, чтобы стать врачом, но сразу понял, что не хочу этим заниматься. Я перестал ходить на занятия и получал сплошные тройки. Это было неслыханно, потому что я всегда был отличником, идеальным американским ребёнком до тех пор, пока всё не забросил. Затем я начал читать Кришнамурти, заниматься дзен-буддизмом, пить пиво, гулять. Это было совершенный абсурд.

Но благодаря всему этому я понял, что должен развиваться и внутренне, а не только внешне. Думаю, с этого начался первый настоящий рывок моего развития, в том числе благодаря многим замечательным учителям. Я уже упомянул Боба Янга, он был моим первым наставником. Сюда также относятся Катагири Роши, гештальт-терапевт, к которому я ходил, и другие. Худшим периодом в моей жизни, на мой взгляд, был период с 18 до 22 лет, потому что тогда я наплевал на традиционные общественные нормы. А для консервативного ребёнка это трудно. Ну, так вот. Я ушёл из университета, ведь я не собирался становиться врачом. Но сразу же пошёл обратно в колледж, потому что не хотел воевать во Вьетнаме. В итоге я получил степень магистра по биохимии, а позже защитил кандидатскую диссертацию. Но я совершенно не хотел этим заниматься, и поэтому погрузился в написание книг, практиковал медитацию и всё такое.

Это был первый период моего роста. После этого, можно сказать, характер моего развития несколько стабилизировался и стал ровным. Я «переваривал» то, что получил за эти годы. Но, несмотря на отсутствие роста, я считаю, развитие всё равно продолжалось, пусть и в такой относительно ровной форме. Такая картина у меня сохранялась вплоть до 30 лет.  Я погрузился в интенсивную медитативную практику, писал по книге в год, зарабатывая мытьем посуды в ресторане Ред Рустер. В общем, так я жил еще десять лет.

Затем мы вместе с Джеком Криттенденом основали журнал «Ревижн»[8], в связи с чем я перебрался в Кембридж. Там я провёл год, жил прямо на Гарвардской площади. Оттуда я переехал в Сан-Франциско, где целый год я жил вместе с Роджером Уолшем и Фрэнсисом Вооном. Там я встретил Трейю и женился на ней. С этого начался мой следующий пятилетний период. Он был одним из самых сложных, но одновременно и самым интенсивным периодом развития в моей жизни. Во многом благодаря тому, что мы – я и Трейя – делали друг для друга в плане духовного роста и развития. Боль, ужас и мучения были настолько ужасными, что у тебя есть только два выхода: либо кончаешь жизнь самоубийством, либо выбираешься из этого. И поскольку мы невероятно поддерживали друг друга, то оба совершили огромный скачок в своём развитии. Я описал это время в книге «Благодать и стойкость». Эти пять лет были самым важным, грандиозным, полным изменений периодом в моей жизни.

Мы многое пережили… И Трейя хотела, чтобы я написал «Благодать и стойкость». Я пытался это сделать в первый год после её смерти, но не смог подступиться. Похоже, что все то, через что мы прошли, привело меня к неспособности выполнить эту задачу. Приблизительно через год я восстановился и все же написал эту книгу. Я выкарабкался. Затем я сел и написал книгу «Секс, экология и духовность», погрузившись в глубочайшую одиннадцатидневную осознанность, о которой уже рассказывал. Того, что я испытал в эти 11 дней и в процессе написания этой книги, хватило бы на 10 жизней. Я был бы счастлив, иметь даже малую толику того, что испытал.

После этого периода моё развитие немного приостановилось до недавнего времени, когда со мной произошла ещё одна перемена, которую довольно сложно описать. Можно назвать это постепенным угасанием моей собственной Кенуилберности. Я не знаю, как передать это. Это не было похоже ни на что, что я испытывал и видел во время тех 11 дней. Но я пропитался этим состоянием ещё больше. Моя мотивация к написанию книг и всему остальному стала совершенно безличной. Т.е. у меня нет никакой личной мотивации. Кен Уилбер всё ещё существует, я всё также нахожусь в этом теле, сижу здесь и так далее, но мое сознание каким-то образом прояснилось. Осознанность полностью охватывает меня. Я думаю, это не случайно произошло именно в данный период моей работы, - а сейчас я работаю над перспективами 1-го, 2-го и 3-го лица. Я придаю этому очень большое значение, полностью обновляю всю интегральную модель и по-новому интерпретирую секторы, уровни и линии. Мне кажется, это еще одно углубление. И надеюсь, углубление того одиннадцатидневного опыта, которое началось около года назад. Последний год был действительно очень интересным.

Относительно взлётов и падений в физическом плане… Сюда можно отнести моё недомогание, которое я переносил вместе с Трейей во время её болезни. Моё состояние было ровным в течение последующего десятилетия. А около 5 лет назад мне пришлось пережить очень серьёзный приступ болезни. Это физическое недомогание, вызванное токсинами из окружающей среды и вирусной инфекцией. Это незаразная болезнь. Суть в том, что митохондрии в клетках перестают толком функционировать, в результате чего значительно снижается способность вырабатывать физическую энергию. Иногда бывали сильнейшие приступы, когда можешь только лежать пластом и все. Эта болезнь свалила меня на полгода или даже больше, около 5 лет назад.

На мой взгляд, если ты справляешься с трудностями, этот опыт способствует углублению твоей осознанности. То есть, нет иного выхода, кроме как погрузиться в состояние фундаментальной пустоты и принятия всего сущего и происходящего, иначе просто сойдёшь с ума. Нельзя позволять себе утонуть в происходящем. С другой стороны, я благодарен за эти ужасные переживания. Но если меня спросят, хочу ли я вырасти ещё и пройти те же испытания, я отвечу: «Спасибо, не надо! Больше не хочется». Но, с другой стороны, я рад, что это произошло, потому что этот опыт убил во мне некоторые вещи, которые не умерли бы по-другому. Иными словами, я смог отпустить то, что я не смог бы отпустить при других обстоятельствах. И как только ты отпускаешь что- то, ты можешь вернуться и вновь заполнить себя этим, но уже осознанно. Но при этом ты больше не отождествлен с этим, не привязан к этому. Так что я думаю, что могу писать даже с большей энергией, хотя в определённом смысле меня это беспокоит меньше. То есть я не привязан к результату, а значит, когда я пишу, во мне бушуют жизненная сила и энергия.

- Получается, мучительный опыт человека приводит к его развитию. А в каких случаях такой опыт не приводит к развитию?

- Иногда это связано с обидой. Видишь ли, сложность здесь вот в чем. Мы говорили о полном наборе средств, ведущих к развитию. Сюда относятся медитация, психотерапия и так далее. В результате субъект одной стадии становится объектом субъекта следующей стадии. Развитие происходит, когда разотождествляешься со своим субъектом для того, чтобы найти более высокий субъект. Если этот субъект встречается с трудностями, мучениями, болью, несчастьями, болезнями, но при этом справляется с этими испытаниями в здравом ключе, тогда это способствует развитию. Так происходит, потому что отпускаешь всё, что происходит. Происходит разотождествление с субъектом и подъем на более высокий уровень. Но если ты не справляешься с испытаниями и не можешь смириться с ситуацией, отпустить её, тогда ты становишься озлобленным, измученным, наполняешься ненавистью и возмущением.

Такое случается очень часто. Я вижу это  в себе, в своих друзьях, в том числе просветленных. Иногда они развиваются, а иногда озлобляются. Вообще, для меня до сих пор загадка, как люди на самом деле справляются с этим. Наверное, это как-то связано со способностью любить, принимать и отпускать, сохранять спокойствие и быть Наблюдателем. В противном случае ты по-прежнему будешь цепляться за ситуацию, злиться и винить кого-то. И при таком повороте событий, мучения делают человека всё более и более отвратительным и  вздорным. И никогда не знаешь наверняка, как всё пройдёт в твоём конкретном случае.

- Интересно, что, как минимум несколько из основных прорывов в твоей жизни происходили в кризисные периоды. Но у тебя также были периоды развития, которые не были очень мучительными. Говорят, нет боли — нет роста. Т.е. кризисы нужны — чтобы развиваться. Утрируя, можно сказать: «я рад, что ты разводишься или заболел, потому что теперь у тебя есть возможность развиваться». И мой вопрос состоит в следующем: можно ли развиваться без боли и кризисов?

- Я уверен в этом. Думаю, что принцип «нет боли – нет роста» основан на том, что люди проходят сквозь боль, после которой чего-то достигают. И им запоминается эта боль. А если они не проходят сквозь боль, они её не помнят. Это своего рода психический феномен. Некоторые говорят, будто они всегда предчувствуют, что сейчас зазвонит телефон, и телефон звонит. И они запоминают те случаи, когда он звонит. Но те сотни раз, когда они думают, что телефон зазвонит, а он не звонит, они, конечно же, забывают. Отсюда искажённое восприятие. Я думаю, это относится и к принципу «нет боли – нет роста».

В основном развитие идёт естественным образом. Оно просто происходит и может быть приятным, лёгким и так далее. Но если добавить боли в этот «коктейль», называемый человеческой жизнью, то развитие запоминается лучше. Переход от боли к свету намного лучше впечатывается в память, чем переход от света к большему свету. Обычно люди не запоминают последнее, но это вовсе не означает, что подобного не происходит. Довольно часто позитивные моменты ведут к развитию. Мы уже говорили о том, что в спорте можно испытывать очень возвышенные состояния, ведущие к росту. Вот пример позитивного опыта, способствующего росту.

- Вот что интересно… Согласно схеме твоего развития, твой духовный рост происходит параллельно с развитием в работе, в писательской деятельности. Мне любопытно, как ты объясняешь это. Например, для того чтобы изложить более сложные теории, тебе нужно было больше развиться внутренне, чтобы находиться на более высокой частоте? Ну, это мое предположение. Но мне интересно, как, по- твоему, это связано.

- Безусловно, всё это взаимосвязано. В частности, мужчины отождествляют себя со своей работой, а женщины — больше со своими взаимоотношениями. У женщины история развития и трансформации чаще основана на взаимоотношениях, которые у неё были. Это могут быть отношения между мамой и дочкой, дочкой и её лучшим другом или мужем, и так далее. Обычно эти отношения приводят к ряду трансформаций и изменений. У мужчины такие изменения чаще связаны с работой и его отношением к ней.

Сложно сказать, что первично. Что было в начале – курица или яйцо? Можно сказать – чтобы уметь писать хорошие книги, нужно расти. С другой стороны, написание книг само по себе оказывает медитативный эффект и позволяет расти в ходе самого процесса. Наверное, происходит и то, и другое. Единственной практикой Ауробиндо было написание текстов. Он не медитировал, считая письмо своей главной практикой. 

В моём случае эти два процесса взаимно влияют друг на друга. Особенно если писать о стадиях, нельзя не заметить продвижения по ним всё выше и выше. На низких уровнях ты имеешь дело с ангелами, адом и прочим, а на более высоких –цитируешь Эмерсона, Платона и др. И всё меняется, потому что пишущий отражает это в себе, информация отдаётся эхом и резонирует. Таким образом, процесс написания книги сам по себе становится формой практики. В результате, остаётся надеяться, что, когда пишущий действительно резонирует с высокими состояниями, он сможет донести их до читателя в первозданном виде.

И это то, что я пытаюсь делать. Конечно, я пишу скорее научные книги. Но я старался время от времени отстраняться от этого и осуществлять прямую передачу или указывать на структуры этих состояний. Многие люди читают меня именно из-за этого. По сути, они читают, ожидая, когда я, наконец, закончу со всей этой академической лабудой, и перейду к главному.

- И, наконец, 11 дней, через которые ты прошёл. Что послужило катализатором? И почему этот процесс остановился?

- В этом и странность таких явлений. У меня нет никаких сомнений, что это произошло именно во время напряжённого периода написания книги «Секс, экология и духовность». У меня было три крайне напряжённых периода. Интенсивность их нельзя преувеличить. Это был просто динамит. По своей мощи эти периоды выстраивания и описания теории можно сравнить с ядерным взрывом.

Первый период случился, когда мне было двадцать с небольшим. Я пытался изучать традиции, осмыслить понятие рая, в котором мы когда-то пребывали в наивысшем состоянии, но затем выпали из него и с тех пор движемся вниз. Это было теоретизирование чистой воды. Задачка была сложной, но я с ней справился – написал книги «Проект Атман» и «Вверх из рая», и на тот момент мне этого было достаточно. Студенты называли этот переход переключением с Уилбера-1 на Уилбера-2 (всего их пока 5). Это был первый период, довольно трудный и неприятный. Я чувствовал себя так, как будто меня топили, вязали путами, били током. Было очень сложно.

Второй период проходил, когда я работал над книгой «Секс, экология и духовность». Я взял разные иерархии развития – Джейн Левинджер, Кэрол Гиллиган, Лоренса Колберга... Изучал Великую цепь бытия, семь чакр, Плотина. Казалось, что все они каким-то образом подгоняются друг к другу, но потом оказалось, что нет. И я не мог разобраться в этом. Это просто выводило меня из себя, потому что они выглядели чертовски схожими, но паззл никак не хотел складываться!

И вот, когда я писал «Секс, экологию и духовность», я просто стал затворником. В то время практически забыл о себе — закрылся в доме на три года и писал «Секс, экологию и духовность». За 3 года я видел всего четырёх человек, пока, наконец-то, не разобрался со всем этим! На полу у меня было разбросано штук 200 небольших листочков бумаги с описанием разных иерархий, последовательностей развития, будь то биологическое, социальное, культурное или психологическое. В итоге они разделились на 4 класса, и эти 4 класса стали 4 секторами. Вот как появилась интегральная система. Как только я понял это, всё в книге стало на свои места. Это произошло именно в тот период, когда я проходил через свой одиннадцатидневный опыт постоянной осознанности. Я не сомневаюсь, что моя работа и осознанность были взаимосвязаны. Познавательная работа, которой я занимался, создала некий просвет или окно, сквозь которое в моём случае могла проявиться более интегральная осознанность. Я считаю, между ними была непосредственная связь. 

Третий очень напряжённый период был у меня год назад, и тогда произошло ещё одно углубление. Я работал над перспективами 1-го, 2-го и 3-го лица и пытался разобраться, что значит «3-е лицо, имеющее точку зрения 3-го лица». Всё это просто сводило меня с ума. В итоге я вывел что-то вроде интегральной математики, которая действительно представляет собой математическую систему, основанную на перспективах. И это настолько же сложно по своей сути, насколько и звучит. И пожалуйста, не проси меня объяснять эту систему, иначе меня просто порвет на кусочки. Работа была настолько сложной, что я провёл месяцы буквально в агонии. У меня снова повсюду валялись жёлтые листочки с записями. И я никак не мог разобраться  с ними. В страшном сне такое не привидится! Я думал, мне больше никогда не придётся делать это снова! Что угодно, только не эти чертовы жёлтые бумажки! Но это опять произошло. О, боже! Это продолжалось около двух месяцев. Я заболел, меня лихорадило. Это было ужасно. Но благодаря всему этому в моем развитии произошло очередное углубление.

Я уверен, когда работаешь над подобными задачами, почти невозможно вынести себя за скобки, отстраниться. В этом смысле я почти что Ауробиндо, - процесс  написания книг был его собственным погружением, его реализацией. Удивительно, когда пишешь о таких вещах, становишься своим собственным учителем. Активизируется высший интеллект, который и пишет всё, а ты потом догоняешь сам себя, изучая то, что только что написал.

- Это похоже на какой-то перемонтаж.

- Именно такое чувство и возникает в процессе. Я уверен, это связано с потоками тонкой и причинной энергии. Они подвергаются повторному монтажу. Я думаю, наука будущего сможет всё это объяснить.

- Ты упомянул о том, как духовное пробуждение отличается у женщины (или того, кто идентифицирует себя больше с женским началом), и что это связано с взаимоотношениями. Но в нашей беседе ты ни разу не употребил слово «любовь», и в связи с этим у меня есть вопрос: был ли у тебя какой-то опыт любви (любовь к миру или чему-то еще), который сопровождал моменты  пробуждения?

- Ранее мы уже говорили о принципе «инь/янь», а также о мужском и женском проявлениях в грубом, тонком и каузальном состояниях.

О типах, я помню.

Обычно женщины переживают схожий опыт. Они описывают его в терминах любви, отношений, заботы, заинтересованности и так далее. Совсем не означает, что нужно проявлять только одну из двух сторон, важен баланс. А мужчины, как правило, разговаривают в терминах наблюдения, осознанности, свободы, невозмутимости и справедливости. Я говорю именно в такой манере.

- Поэтому мне хотелось бы, чтобы мы также поговорили и о женской стороне.

- Оба этих начала объединяются в Одном Вкусе. В этот момент единение со всем сущим и происходящим представляет собой любовь. Это абсолютная любовная связь со всем, что непрестанно возникает. Это женская сторона Одного Вкуса, - наполненность. Другими словами, когда ты един или едина со всем, ты в буквальном испытываешь полноту. Женщины тяготеют больше к наполненности, а мужчины к свободе. Тем самым женщины хотят быть наполненными шоколадом, отношениями, любовью, сиянием и жизнью. А мужчины хотят освободиться от всего этого. Они не хотят, чтобы кто-то их связывал. Они хотят быть свободными, они трансцендируют. Мужчины счастливы, когда выходят за рамки ограничений и ломают их. Но единственный способ быть абсолютно свободным состоит в том, чтобы возвыситься, выйти за рамки реальности. Свобода и наполненность объединяются в Одном Вкусе. Ты свободен от всего, потому что нет ничего вне тебя, что может причинить боль, но ты также наполнен, потому что нет ничего вне тебя, чего ты можешь хотеть.

Лично я склонен использовать «мужскую» терминологию, типа свободы и так далее. Но теоретически я включаю в себя оба компонента. И в моей жизни любовная связь и любовь вообще появлялись именно благодаря женщинам, особенно благодаря Трейе. В своей книге «Благодать и стойкость» я написал: «Вы учитесь безграничной любви, когда любите конечную вещь с такой силой, что это просто рушит все границы и пределы». Это было действительно тяжелое открытие. И я всегда чувствовал, что сделал его только благодаря ей.

В последние несколько лет, пока мы еще были вместе, я не мог писать, я полностью прекратил работу. Я поддерживал её круглосуточно на протяжении трёх лет. И особенно в последние пару лет я чувствовал, что это было служение любви. Если бы ты говорила со мной в то время, не было бы речей о свободе или трансцендировании, потому что я был занят совсем другим. Я должен был быть с ней в контакте, присутствовать рядом, быть с ней вместе.  При этом я ощущал сверх-наполненность. Этот опыт изменил меня. Я думаю, он в корне изменил мою сущность. 

Несмотря на то, что мои недавние работы написаны не в терминах женской стороны, я не забываю о них. Хотя иногда я употребляю ужасные сравнения. Пару раз я применил слово «шоколад», когда пытался передать своеобразие женской стороны, и каково это — быть единым с миром. Я написал что-то вроде: «Кто хочет куриный бульон для души (имеется в виду книга Джека Кэнфилда)[9]? Душа жаждет шоколада! И вот, кто-то уже соглашается, мол: «Ага, понятно, душе нужен шоколад. Кажется, теперь я знаю, о чём идёт речь». В общем, все эти слова медленно проникают в мой словарный запас. Но, как человек с Y-хромосомой, изначально я склоняюсь к терминологии свободы.

На этом завершается седьмой сеанс «Космического Сознания» с Кеном Уилбером. Продолжение нашей беседы — в восьмой части.



[1] Плоти?н — античный философ-идеалист, основатель неоплатонизма (прим. ред.).

[2] Свами Рама – последователь гималайской традиции санкхья-йоги. Йог, которому в ходе эксперимента удалось остановить биение сердца на 17 секунд (прим. ред.).

[3] Чарльз «Скип» Александер (Dr. Charles N. ‘Skip’ Alexander) — автор и редактор четырех трудов, включая работу "Высшие стадии человеческого развития: перспектива роста для взрослых" (прим. ред.).

[4] Коан — короткое повествование, вопрос, диалог, обычно не имеющие логической подоплёки, зачастую содержащие алогизмы и парадоксы, доступные скорее интуитивному пониманию (Источник: http://ru.wikipedia.org/wiki/Коан) (прим. ред.).

[5] Отсылка к названию аудиосборника (прим. пер.).

[6] http://ru.wikipedia.org/wiki/Му_(отрицание)

[7] Ретри?т, также Ритри?т (англ. retreat — «уединение», «удаление от общества», рус. лит. «затвор») — английское слово, вошедшее в русский язык как международное обозначение времяпрепровождения, посвящённого духовной практике (источник: http://ru.wikipedia.org/wiki/Ретрит).

[8] ReVISION journal

[9] Прим.перевод.

Last modified: Sunday, 6 January 2013, 10:40 PM
Skip Comments

Comments

Skip Поделитесь с друзьями

Поделитесь с друзьями

Skip ВКонтакте

ВКонтакте

Skip FACEBOOK

FACEBOOK

Skip Twitter

Twitter

Skip Куратор проекта

Куратор проекта

Анатолий Баляев

Бизнес-тренер, коуч, писатель

Персональный сайт

 

Skip Счётчики

Счётчики

Яндекс.Метрика

Skip Navigation